Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Gentle...

Профессиональное. Трудности перевода

Почитал книгу Юджина Джендлина "Фокусинг". Вообще книга хорошая и интересная. Но нашлось два повода для брюзжания. "Провинился" перевод.
Первый ляп вообще на поверхности: само название книги. Что вообще происходит? Ну нет такого слова в русском языке - "фокусинг"! Неужели нельзя было названть хотя бы "фокусирование"? Так нет, вместо этого грубое и дурное заимствование...
Второй повод глубже и серьёзнее, речь идёт об искажении смысла. Снова встретилось словосочетание "осязаемое чувство". Уже пару лет встречаюсь с этим "термином", в основном благодаря переводчикам Стивена Гиллигена. Гиллиген заимствовал эту концепцию у Джендлина, часто об этом пишет и говорит. И в книгах и "живьём" эти слова примерно так и переводят: "прочувствованное ощущение", "ощутимое чувство" и т.д. И тавтологично и бессмысленно.
На самом деле речь идёт совсем о другом. В оригинале словосочетание выглядит так: "felt sense". И здесь слово "sense" означает не "ощущение, чувство", а "смысл, осмысление". Таким образом "felt sense" - это прочувствованный смысл. То есть не тот смысл, который выведен логически и абстрактно, а тот, который пережит всем организмом, "телом". Исходная точка рассуждений Джендлина и Гиллигена: пока пациент говорит о своей жизни и проблемах чисто интеллектуально, никакой психотерапии не происходит. Работа начинается только тогда, когда смысл становится прочуствованным и его можно локализовать в теле. "Где Вы чувствуете то, о чём сейчас рассказали"?
Gentle...

Что сказал Евгений Клюев

Я безмерно уважаю Евгения Клюева как писателя и как человека. У меня есть почти все его книги, и я их частенько перечитываю. Мне очень понравилось его эссе "Русскость русских".
А здесь совсем не случайно хочу процитировать фрагмент из его недавнего интервью:

"Самое высокое в моих глазах — это принести свою жизнь в жертву другому человеку, а самое страшное — разрешить другому человеку принести свою жизнь в жертву тебе. Перед этой дилеммой рано или поздно встаёт каждый из нас. И совершает, таким образом, либо главный подвиг, либо главное преступление своей жизни. Dixi. Дальше не распространяюсь".

Вот что значит писатель, лингвист, интеллигент, истинно русский человек! Сказано точно, глубоко, афористично. И разумеется, в это высказывание намертво зашит double bind в его типичном (и даже типично русском) проявлении. Причём если немного подумать, то смысл становится абсолютно прозрачен.

Принести свою жизнь в жертву другому человеку - это значит совершить главный подвиг. А что же чувствует тот самый другой человек, которому принесли жертву? Разумеется, он чувствует, что совершил главное приступление своей жизни, потому что разрешил другому человеку принести свою жизнь в жертву тебе.
То есть что по сути представляет собой главный подвиг? Принуждение другого человека к совершению главного преступления его жизни. Дело Пульхерии Раскольниковой живёт и побеждает!
Вообще-то можно посмотреть, что ещё принесёт с собой эта светлая идея. Можно, например, устроить борьбу: один человек пытается принести в жертву другому свою жизнь, а другой не разрешает ему это сделать, и таким образом мешает ему совершить его главный подвиг. Можно соревноваться, кто из двоих первым успеет совершить свой главный подвиг и оставить второго переживать его главное преступление...
Чтобы было совсем тяжко, надо сгустить краски, обострить ответственность. Пожалуйста, получите: выбор между таким главным подвигом и таким главным преступлением, оказывается, является дилеммой, перед которой рано или поздно встаёт каждый из нас. В общем, не отвертитесь!
И конечно, обязательный элемент double bind - запрет на обсуждение, метакоммуникацию: Dixi. Дальше не распространяюсь. То есть если кто не понял, во что вляпался, - это его проблемы.

Вот ведь она, русскость-то! Лучше и не продемонстрируешь. Впрочем, об этом гораздо лучше меня рассказывает Д.Федотов.